Газета «Вестник»
Архив

№ 23 (857)
15 июня 2007


Заголовки в формате RSS

Франция — вторая родина для русских


Ульяновские гуманитарии, побывав в Париже, пришли к выводу, что в этом городе каждый наш соотечественник может чувствовать себя как дома.

Париж из кино и романов

Культурный десант из Ульяновска высадился в городе вечного праздника благодаря профессору Сорбонны Веронике Жобер. Вероника Петровна имеет симбирские корни, она — потомок родов Толстых и Воейковых. Госпожа Жобер прислала ульяновцам приглашение на международную конференцию, посвященную проблемам культуры, с оплатой путешествия за счет принимающей стороны. В итоге возможность насладиться духом Парижа получили заведующая музеем Гончарова Антонина Лобкарева, сотрудник краеведческого музея Татьяна Громова, ученые Ульяновского госуниверситета Любовь Сапченко и Сергей Петров. Сергей Борисович и выступил «гидом» для читателей «Вестника»:

— У Вероники Петровны несколько квартир в Париже, в том числе небольшая, на седьмом этаже, в доме недалеко от Эйфелевой башни. Она называет это жилище русским логовом в Париже. Там госпожа Жобер поселяет своих знакомых из России. На этот раз в «русском логове» обосновались дамы. Я же жил как в сказке — в афинском квартале между Пантеоном и Собором Парижской богоматери. Мне все время казалось, что смотрю какой-то фильм. Потому что моя французская жизнь оказалась именно такой, какой ее представлял. Я поселился на шестом этаже своеобразного общежития, где каждый имеет свой ключ. Такие пансионаты часто показывают в кино, описывают в романах. Из окна открывался мир старого Парижа. В старом городе все очень маленькое — кафе, магазинчики — никто не строит гигантских супермаркетов. И все выглядит очень уютно. В свое время центр Парижа застроили добротными домами — буржуазными особняками одного цвета. Среди них — великолепные памятники классицизма, готики, ренессанса, барокко, рококо.

Французы всеми силами поддерживают облик старого Парижа. Монмартр до сих пор выглядит так же, как в начале века. Сегодня это грандиозный «блошиный» рынок, где можно купить все — от катушки ниток до раритетных картин. На слух даже человеку, не знающему язык, понятно, что там звучит совершенно другой французский. Жизнь течет неспешно, люди открывают окна и наблюдают за миром — кто прошел, как одет, потом обсуждают это. Очень много кафе — и на Монмартре, и повсюду. Это целый мир, особая культура. У меня вообще создалось впечатление, что французы не едят, как мы, первое, второе. Постоянно перекусывают — кофе, круассаны, булочки, бутерброды…

Привет от Саркози

Мы приехали в Париж сразу после победы Николя Саркози на выборах. Обстановка была напряженной — студенты устраивали демонстрации. Они вообще, в отличие от наших, очень политизированы. По городу все время носились полицейские машины с мигалками — Саркози стремился показать, что готов навести порядок. Хотя нам было непонятно, о каком беспорядке идет речь. Париж — тихий и безопасный город. Мне столица Франции показалась, в первую очередь, городом для молодежи. Много садов, парков, всюду лавочки. Если русским показать те скамейки, скажут, что это лавочка из Барыша — две доски, покрашенных зеленой краской. Но они повсюду. Ты можешь жить на улице, тебе всегда будет где сесть и заняться своими делами. Каждая улица, какая бы узкая ни была, имеет полосу для велосипедистов, бегунов и любителей роликов. Во Франции очень много ездят на велосипедах и мотороллерах, причем этот транспорт оставляется на ночь где угодно. Часто можно увидеть такую картину — гудящая улица, спешат люди в деловых костюмах, дамы на каблуках, а рядом бежит себе человек в трусах и майке — у него своя дорожка. Колоссальное количество светофоров, но никто не смотрит на них, потому что пешеходов и так всюду пропускают.

За все время пребывания во Франции я не видел ни одного пьяного, ни одного человека, который шел бы по улице с бутылкой пива в руке. Вечером и ночью на улицах море народа. Большая компания молодежи берет одну бутылочку вина, маленькие стаканчики, садится кружком. Много детей — они повсюду следуют за своими родителями, рождение ребенка не мешает французам жить полной жизнью.

Изможденные прекрасным

Мы во многом должны взять Париж за образец. Я увидел восторженно-возвышенное отношение к культуре. Директора Лувра Саркози назначил министром культуры. Если уж она в Лувре смогла все так образцово поставить, не стоит сомневаться, что и на уровне страны с культурой управится. Я посетил много музеев, и главное — увидел готические памятники, которые давно мечтал посмотреть. Обходил их со всех сторон, стараясь запечатлеть в памяти каждый фрагмент. Знаменитое Аббатство Сен-Жермен, церковь Сен-Сюльпис, церковь Святого Северина, которую, по преданию, посещал Данте. В Пантеоне поклонился праху Вольтера, Руссо, Дидро. Конечно, побывал в Лувре. Все, естественно, идут к Нике Самофракийской, Венере Милосской и Джоконде, но там и кроме этого множество великих произведений, которые меня привели в трепет. Только Мона Лиза в отдельном зале за стеклом. А так меры безопасности незаметны, идешь полтора километра — полотна Рафаэля, да Винчи, Перруджино, кажется, их никто не охраняет. Великолепные картины можно найти в маленьких зальчиках: в Лувре принцип — не разорять подаренные коллекции. И между картинами не столь великих мастеров я нашел, например, знаменитого «Жиля» де Ватто.

Лувр посещают до 20 тысяч человек в день, по средам и пятницам он работает до 10 вечера. Естественно, люди устают, проходя огромное количество залов, поэтому всюду стоят мягкие диваны. Мне не раз приходилось видеть возлежащих на них посетителей, до изнеможения наобщавшихся с прекрасным.

Внизу колоссальное пространство, масса магазинов, прежде всего книжных, товары — от альбомов до календариков. Сколько есть денег, все можно оставить. Как и у нас, книги по искусству стоят недешево, открытка с репродукцией — «всего» 1 евро. В отличие от наших, музеи во Франции очень светлые, радостные, в них тебя не покидает ощущение постоянного праздника. Таков и Лувр, и музей Родена, и уж, конечно, Орсе — музей импрессионистов.

Предок русских дворян

На конференции в Сорбонне выступления ульяновцев имели большой успех. Я представил доклад о музыке французских композиторов в Симбирске-Ульяновске. Оказалось, что проректор университета — музыковед. Договорились о сотрудничестве в этом направлении. Наши выступления широко обсуждались коллегами из разных стран, чудно было в кулуарах среди французских, английских, итальянских слов постоянно слышать «Ульяновск». Со мной произошел забавный случай — подошел один из профессоров со словами «Вы говорите на таком красивом русском! Я учился в Москве, там студенты изъясняются на ужасном языке. Наверное, вы — предок каких-нибудь русских дворян». Я с трудом сдержался, чтоб не расхохотаться. Он прекрасно говорил по-русски, но явно перепутал «предка» с «потомком».

Убежден, у каждого свой Париж. Я открыл свой, исходив город пешком. Удирал с конференции и по 12–16 часов бродил. Путешествуя таким образом, чувствуешь дух города, его улочек, изучаешь лица и привычки его жителей. И за каждым углом открываешь что-то интересное. Так я случайно нашел русский гастроном. Там работают русские девушки. Потом обнаружил магазинчик с неожиданным названием «Петергоф» — с матрешками и жостовскими подносами. Вообще в Париже много русского. Наши культуры неразрывно связаны, это ощущается постоянно. Когда мы только прилетели и делали первые шаги по улицам Парижа, Любовь Александровна Сапченко спросила меня: «Сергей Борисович, вы чувствуете, что вы дома?». Я ответил: «Да, пожалуй».

P.S. В ближайших номерах «свой» Париж откроют другие участники поездки.

Предыдущая статья  Следующая статья
Архив
Ульяновский государственный университет

Главный редактор: Хохлов Д.Г.

Адрес:
432700 г.Ульяновск
ул. Водопроводная, д.5

Телефоны:
67-50-45, 67-50-46

Газета зарегистрирована
28.03.1996 г. Поволжским регионалным управлением Госкомпечати. С 1335.

Site design:
Виорика Приходько

Programming:
Олег Приходько,
Константин Бекреев,
Дмитрий Андреев

[Valid RSS]


Свежий номер   |   О нас   |   Для рекламодателей   |   Доска объявлений   |   Письмо в редакцию   |   Ссылки

Copyright © Вестник, 2001-2019